Европейский суд в рамках Совета Европы Европейский суд по правам человека в Страсбурге - решения, постановления, жалобы, процедура, состав

Европейский суд по правам человека - жалобы

Главная arrow Информация arrow Анализ практики Европейского Суда arrow Практика Европейского Суда по правам человека, повод учиться на чужих ошибках суббота, 22 июля 2017   карта сайта
Главная
Новости
Законодательство
Решения
Информация
Ссылки
О нас
 поиск...
Последние материалы
Практика Европейского Суда по правам человека, повод учиться на чужих ошибках Версия для печати
среда, 05 декабря 2007
В последнее время появилось большое количество переводов на русский язык решений и постановлений Европейского Суда по правам человека (далее ЕСПЧ). Причем в некоторых журналах, например в «Российской юстиции» регулярно печатаются решения о неприемлемости жалоб, поданных против России.

Возросло также количество комментариев к решениям и постановлениям ЕСПЧ, вынесенным против России. Полагаем, что это положительная тенденция. В то же время, нельзя не учитывать, что ЕСПЧ в своей практике ссылается при рассмотрении того или иного дела против того или иного государства не только на свои прецеденты, вынесенные против данного государства, но и на постановления, вынесенные против других стран-участниц Конвенции.

Вспомнив высказывание великого шахматиста Хосе Рауль Капабланка о том, что «только дурак учится на своих ошибках», полагаем возможным обратить внимание на одно постановление ЕСПЧ, вынесенное против Украины, учет которого может помочь России не только избежать нарушений Европейской Конвенции о правах человека и основных свобод (далее Конвенция), но и поднять стандарт российского правосудия на новый уровень.

Постановление, которому мы придаем столь большое значение, было вынесено по жалобе № 63566/00, поданной гражданкой Украины, Светланой Владимировной Прониной («Заявительница»), 25 октября 2000 г.

Решением от 10 января 2006 г., ЕСПЧ объявил жалобу частично приемлемой. Постановление по существу было вынесено ЕСПЧ через полгода - 18 июля 2006 г., то есть очень в короткие сроки, что может свидетельствовать о том, что данное дело было несложным для разрешения ЕСПЧ.

Само по себе дело, возникло из социальной несправедливости - касалось низкого размера пенсии. В своем иске, рассмотренным судами Украины, заявительница утверждала, что в соответствии со Статьей 46 Конституции Украины и Статьей 19 Закона «О пенсиях», ее пенсия должна быть не меньше прожиточного минимума.

Конвенция не гарантирует права на тот или иной размер пенсии или социального пособия и в данном деле ЕСПЧ, заинтересовал процессуальный аспект данного дела, и предметом рассмотрения данного дела в ЕСПЧ было возможное нарушение ст. 6 Конвенции.

Заявительница полагала, что суды нарушили ее право на справедливый суд, в связи с тем, что национальные суда не полностью рассмотрели ее аргументы, в частности, что касается размера ее пенсии по отношении к прожиточному минимуму, установленному статьей 46 Конституции.

Власти Украины, ссылаясь на прецедентное право ЕСПЧ о том, что Статья 6 § 1 не обязывает внутригосударственные судебные органы давать подробный ответ на каждый аргумент истца, отрицало нарушение ст. 6 Конвенции. Также Власти Украины утверждали, что не смотря на то, что заявительница упомянула положения конституции в ее иске и в кассационной жалобе, она не сделала никаких устных заявлений по этому вопросу в ходе слушания, но основала свою жалобу на положениях Закона «О пенсионном обеспечении». На основании этого Власти Украины предполагали, что всего лишь ссылка на ее конституционные права в заявлении суду в письменном виде, не обязывает последний рассматривать этот вопрос в подробностях.

ЕСПЧ, рассмотрев жалобу «Прониной против Украины» напомнил, что Статья 6 § 1 Конвенции обязывает суды указывать причины их решений, но не должна пониматься как требование подробного ответа на каждый аргумент. Степень распространения этого обязательства указывать основания решений может варьироваться, в зависимости от происхождения решения. Кроме того, необходимо принимать во внимание, в числе прочего, разнообразие заявлений, которая тяжущаяся сторона может подать в суды и различия, существующие в странах-участницах договора в отношении законоположений, обычных правил, юридических заключений, представления и составления решений. Таким образом, вопрос о не выполнении судом обязательства указать причины решения, происходящего из Статьи 6 Конвенции, может быть определен только в свете обстоятельств дела (см. Руиз Торийа против Испании, решение от 9 декабря 1994 г, серия A №303-А, § 29).

Правовая система Украины, в отличии от российской, не дает физическим лицам и их объединениям право на персональную подачу заявления в Конституционный Суд. Согласно ст. 83 Закона «О Конституционном Суде Украины» от 16 октября 1996, за соответствием законодательных актов и Конституции следят национальные суды, и, в случае сомнения, обязаны инициировать возбуждение конституционного судопроизводства.

ЕСПЧ, проанализировав законодательство Украины сделал вывод, что «… из соответствующего законодательства эта система не может пониматься, как требующая от судов ординарной юрисдикции рассмотреть в деталях любой вопрос о конституционности, поднятый стороной гражданского производства, или обязывающая суды передавать каждый такой вопрос о конституционности в Конституционный Суд. Из этого явствует, что суды общей юрисдикции имеют некоторую свободу действий при работе с вопросами конституционности, которые были подняты в пределах гражданского производства. Поэтому, вопрос о том, что суд не предоставил причин своего решения в этом отношении может быть определен только в свете обстоятельств дела, как и упоминалось выше».

Проанализировав обстоятельства дела, ЕСПЧ указал:
«В настоящем деле, заявительница потребовала национальные суды разрешить ее спор о пенсии с органами социального обеспечения. Заявительница ссылалась, в частности, на положения Статьи 46 Конституции, которая заявляет, что ее пенсия не должна быть ниже прожиточного минимума. Однако национальные суды не предприняли попытки проанализировать жалобу заявительницы с этой точки зрения, несмотря на прямую ссылку. В задачи Суда не входит принятие решения о том, каким должен быть наиболее подходящий путь национальных судов по принятию мер по поводу этого аргумента. Однако, по мнению Суда, национальные суды, путем игнорирования точки зрения, даже если она и была специфической, уместной и важной, не выполнили их обязательств по статье 6 § 1 Конвенции. Следовательно, имело место нарушение данного положения».

Таким образом, ЕСПЧ полагает, что игнорирование национальным судом аргументов, основанных на нормах Конституции, обладающих прямой силой действия, является основанием для установления нарушения ст.6 Конвенции.

Рассмотрим, применимы ли изложенные выше выводы ЕСПЧ к ситуациям, когда уже российские суды игнорируют доводы сторон, основанные на применении Конституции РФ. Хотя, российское законодательство допускает обращения физических лиц и их объединения в Конституционный Суд РФ, но данные обращения допустимы лишь в части проверки конституционности, примененной либо подлежащей применению нормы закона, но жалобы о неконституционности судебного решения в российском праве недопустимы. Соответственно, игнорирование национальными судами норм Конституции РФ, которые в силу ст.15 Конституции РФ обладают прямым действием, лишает заявителей эффективного средства защиты, каковым являются нормы Конституции. Причем у заявителя нет возможности защищаться от неприменения Конституции РФ судами иного, как в процедуре обжалования вышестоящему суду. Соответственно, когда и вышестоящая инстанция проигнорировала аргументы на нормах Конституции РФ, то вполне можно делать вывод, что в этом случае, как и в деле «Пронина против Украины» имеется место нарушения права на справедливый суд, гарантированного ст. 6 Конвенции.

Конечно же, нам можно возразить, что наши суды уже давно ориентированы на применение Конституции РФ и действительно примером тому служит Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия"

В более позднем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" также было дано разъяснение нижестоящим судам, что:
«3. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

4. Поскольку в силу части 4 статьи 198 ГПК РФ в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Суду также следует учитывать:

а) постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах "а", "б", "в" части 2 и в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

б) постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

в) постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле».

Однако и Пленумом Верховного Суда Украины давались разъяснения о применении Конституции Украины при отправлении правосудия (Постановление от 1 ноября 1996 г.), что нашло отражение в Постановлении ЕСПЧ по делу «Пронина против Украины».

К сожалению, не всегда нижестоящие суды выполняют разъяснения вышестоящих судов о необходимости применения норм Конституции, да и, к сожалению, часто акты нижестоящих судов, в которых нижестоящие суды игнорировали аргументы, основанные на Конституции, остаются после проверок вышестоящих судов без изменений.

Из данного Постановления ЕСПЧ можно извлечь несколько уроков. Первый из них, это необходимость тщательного рассмотрения аргументов основанных на нормах Конституции РФ. Можем добавить, что ЕСПЧ, также расценивает, как нарушение Конвенции, когда национальные суды игнорируют аргументы основанные на Конвенции. Так в Постановлении «Хиро Билани против Испании» Суд установил факт нарушения ст. 6 Конвенции нерассмотрением главного основания апелляции – аргумента основанного на Конвенции.

Другой вывод, не вытекающий на прямую из данного постановления, но вполне имеющий право на существование - это возможное установление нарушения права на справедливый суд, когда судами игнорируются правовые позиции Конституционного Суда РФ. К сожалению, это не редкость в судебной практике, особенно часто игнорируются правовые позиции Конституционного Суда РФ, изложенные в определениях, а не в постановлениях. Впрочем, бывают случаи, когда игнорируются правовые позиции Конституционного Суда РФ, изложенные в постановлениях Конституционного Суда РФ. В частности, примером такого игнорирования, можно назвать постановление Президиума Верховного Суда РФ № 8ПВ07 от 20 июня 2007 г . в котором, был рассмотрен вопрос по заявлению ОАО «Хакасэнерго» о пересмотре Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2005 г. по вновь открывшимся обстоятельствам со ссылкой на то, что «5 февраля 2007 г. Конституционным Судом Российской Федерации вынесено Постановление № 2-П, в соответствии с которым правоприменительное решение (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2005 г.), основанное на положениях ст. 389 ГПК РФ в истолковании, расходящимся с конституционно-правым смыслом, выявленным Конституционным судом Российской Федерации в названном Постановлении, подлежит пересмотру».

Отказывая в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам, Президиум Верховного Суда РФ указал:
«Действительно, как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 г., правомочие, закрепленное статьей 389 ГПК РФ, может быть осуществлено указанными в ней лицами только при наличии обращения заинтересованных лиц, с соблюдением общих условии, предусмотренных главой 41 ГПК РФ, в том числе с соблюдением сроков для обжалования судебных постановлений в надзорную инстанцию, истребования дела и вынесения определения результатам рассмотрения истребованного дела. При этом Председатель Верховного Суда РФ; или заместитель Председателя Верховного Суда РФ, внесшие представление, не могут участвовать в рассмотрении Президиумом Верховного Суда РФ соответствующего дела по существу. Вместе с тем, следует учитывать, что указанные положения о конкретизации порядка осуществления правомочия, предусмотренного статьей 389 ГПК РФ, названы в Постановлении Конституционного Суда РФ в качестве задачи федеральному законодателю при реформировании надзорного производства, включая процедуры инициирования надзорного пересмотра судебных постановлений в Президиуме Верховного Суда РФ. Названные положения объективно не могли быть учтены ко времени внесения представления по данному делу заместителем Председателя Верховного Суда РФ и рассмотрения этого представления Президиумом Верховного Суда РФ 30 ноября 2005 г., в связи, с чем доводы о наличии оснований для пересмотра Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2005 г. по вновь открывшимся обстоятельствам нельзя признать убедительными».

Из данного постановления Президиума Верховного Суда РФ наглядно видно, что для того, чтобы игнорировать постановление Конституционного Суда РФ, Президиум низвел выводы, содержащиеся в резолютивной части до «задач федеральному законодателю», несмотря на то, что в п. 7 Постановлении Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 было указано, что «выявленный в настоящем Постановлении конституционно-правовой смысл положений частей второй, третьей и шестой статьи 381, части второй статьи 382, части второй статьи 383, статей 387 и 389 ГПК Российской Федерации является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике».

Соответственно, данное Постановление Президиума Верховного Суда РФ можно считать примером нарушения права на справедливый суд.

И следующим уроком, который можно вынести из Постановления ЕСПЧ по делу «Пронина против Украины» это необходимость надлежащего мотивирования судебных актов. Поскольку проблема мотивированности судебных актов является крайне актуальной, и эта проблема была предметом не одного Постановления ЕСПЧ, посвятим ей отдельную статью.

Автор - Султанов Айдар Рустэмович, судья Третейского энергетического суда, член Ассоциации по улучшению жизни и образования.

 
Европейский суд по правам человека - жалобы. Юридические услуги по составлению жалоб в Европейский суд по правам человека. © 2004 Все права защищены.
Регистрация товарного знака Лицензии связи, Регистрация фонда   Регистрация СМИ быстро   Право Европейского Союза и европейское право   Регистрация СМИ надежно : регистрация газеты, регистрация сайта как СМИ, регистрация радио.
Rambler's Top100