Европейский суд в рамках Совета Европы Европейский суд по правам человека в Страсбурге - решения, постановления, жалобы, процедура, состав

Европейский суд по правам человека - жалобы

Главная arrow Решения arrow Документы по жалобам против России arrow Саентологи Москвы. Решения о приемлемости. Понедельник, 22 Апрель 2019   карта сайта
Главная
Новости
Законодательство
Решения
Информация
Ссылки
О нас
 поиск...
Последние материалы
Саентологи Москвы. Решения о приемлемости. Версия для печати
Воскресенье, 14 Август 2005

 

СОВЕТ ЕВРОПЫ

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

РЕШЕНИЕ О ПРИЕМЛЕМОСТИ

Жалобы № 18147/02
ЦЕРКВИ САЕНТОЛОГИИ и других
против России

28 октября 2004 года Европейский Суд по правам человека (Первая секция) в составе

Председателя   

К.Л. Розакиса,

Судей:

        Ф. Тулкенс,
        Н. Важич,
        С. Бочаровой,
        А. Ковлера,
        В. Загребельского,
        Е. Штейнер,

Регистратора суда

        С. Нильсена,

рассмотрев указанную жалобу, поданную 24 апреля 2002 года, объяснения, представленные ответчиком -
Правительством России, а также ответные объяснения заявителей, обсудив доводы сторон,

РЕШИЛ:

ФАКТЫ

Первым заявителем является Саентологическая церковь Москвы (далее - «церковь-заявитель»). Вторым и третьим
заявителем являются Антон Юрьевич Лычкин (год рождения 1971) и Ксения Валентиновна Карасюк (год рождения 1981),
граждане России, проживающие в Москве. Второй заявитель является Президентом церкви-заявителя, а третий
заявитель – ее соучредителем. Интересы заявителей в Суде представляют г-н П. Ходкин, адвокат, практикующий в
Ист-Гринстеде (Соединенное Королевство), г-жа Г. Крылова и г-н М. Кузьмичев, московские адвокаты.

Интересы Правительства России в суде представляет г-н П. Лаптев, Уполномоченный Российской Федерации в
Европейском Суде по правам человека.


А. Обстоятельства дела

Обстоятельства дела, представленные сторонами, можно изложить следующим образом.

25 января 1994 года церковь-заявитель была официально зарегистрирована как религиозное объединение в
соответствии с законом РСФСР «О свободе вероисповеданий» от 25 октября 1990 года.

1 октября 1997 года вступил в силу новый закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее по
тексту - «Закон 1997 г.»). В соответствии со статьей 27 Закона 1997 г. все религиозные организации должны были
привести свои уставные документы в соответствие с Законом 1997 г. и пройти государственную перерегистрацию.

6 апреля 1998 года вступили в силу «Правила рассмотрения заявлений о государственной регистрации религиозных
организаций в органах юстиции Российской Федерации» (Приказ № 19 Министерства юстиции РФ). Начиная с этой даты
существующие религиозные организации могли обратиться с заявление о государственной перерегистрации в
соответствии со статьей 27 (4) Закона 1997 г.


1.      Попытки пройти перерегистрацию

11 августа 1998 года церковь-заявитель представила в Главное управление юстиции г. Москвы (далее по тексту –
ГУЮ Москвы) заявление и все требуемые по закону документы на перерегистрацию.

1 июня 1999 года ГУЮ г. Москвы отказалось перерегистрировать церковь-заявителя на том основании, что цель и
деятельность церкви-заявителя противоречили требованиям Закона 1997 г. и Уголовному кодексу, поскольку в то
время имело место уголовное расследование в отношении Президента церкви-заявителя. Заявители утверждают, что это
расследование впоследствии было прекращено ввиду отсутствия состава преступления.

29 декабря 1999 г. церковь-заявитель повторно подала заявление на перерегистрацию.

28 января 2000 г. заместитель начальника ГУЮ г. Москвы Жбанков сообщил заявителям об отказе ГУЮ в
удовлетворении второго заявления. Он утверждал, что заявители приняли «новую редакцию Устава» вместо того, чтобы
«внести изменения в Устав», а также указали в Уставе, что церковь-заявитель «может иметь» представительства
иностранных религиозных организаций, вместо того, чтобы указать, что церковь-заявитель «обладает правом иметь»
представительства иностранных религиозных организаций. Жбанков также заявил, что имели место и другие нарушения
Российского законодательства, но не указал, какие именно законы были нарушены.  

10 февраля 2000 г. Президент церкви-заявителя послал письменный запрос в ГУЮ г. Москвы с просьбой указать,
какие именно нарушения Российского законодательства имели место. Он опирался на статью 12.2 Закона 1997 г., где
сказано, что основания для отказа должны быть точно указаны.

В своем письме от 18 февраля 2000 года Жбанков сообщил о том, что в обязанности ГУЮ г. Москвы не входит
разъяснение или проверка уставов или иных документов. ГУЮ лишь проводит юридическую оценку представленных
документов, на основании которой оно принимает решение о перерегистрации или об отказе в таковой.

30 мая 2000 г., после исправлений предполагаемых недочетов в документах, церковь-заявитель в третий раз подала
документы на перерегистрацию.

29 июня 2000 г. сотрудник ГУЮ Москвы Жбанков сообщил заявителям, что их заявление было «оставлено без
рассмотрения», поскольку на перерегистрацию был представлен неполный пакет документов. В ответ на последовавший
запрос от церкви-заявителя (от 12 июля 2000 г.) о том, какие же документы не были предоставлены, Жбанков сообщил
заявителям 17 июля 2000 г., что ГУЮ Москвы неправомочно указывать, какие данные не были предоставлены, и какие
дополнительные документы нужно было представить.

17 июля 2000 г. церковь-заявитель представила в ГУЮ Москвы четвертое, более подробное, заявление на
перерегистрацию.

19 августа 2000 г. Жбанков сообщил Президенту церкви-заявителя, что заявление было «оставлено без
рассмотрения», поскольку на перерегистрацию был якобы представлен неполный пакет документов, что противоречило
статье 11.9 Закона 1997 г.

10 октября 2000 г. церковь-заявитель представила на перерегистрацию пятое, еще более детальное, заявление.

9 ноября 2000 г. Жбанков вновь сообщил церкви-заявителю, что на перерегистрацию был представлен неполный пакет
документов, а заявление было «оставлено без рассмотрения».

31 декабря 2000 г. истек срок перерегистрации, предусмотренный для религиозных организаций Законом 1997 г.


2.      Судебные разбирательства

(а) Первое рассмотрение жалобы против ГУЮ Москвы

Второй и третий заявители подали иск в Никулинский межмуниципальный суд г. Москвы против ГУЮ Москвы на
неправомерный отказ в перерегистрации церкви-заявителя.

8 декабря 2000 г. Никулинский межмуниципальный суд г. Москвы вынес решение по делу. Представители ГУЮ Москвы в
суд не явились.

Суд пришел к заключению, что отказ в перерегистрации от 28 января 2000 г. не был основан на законе. Было
установлено, что оспоренные ГУЮ Москвы формулировки, содержащиеся в Уставе церкви-заявителя, на самом деле были
идентичны формулировкам, содержащимся в Законе 1997 г., и что религиозное объединение «не обязано дословно
цитировать текст закона в своем уставе». Суд также отметил, что ГУЮ Москвы могло бы предложить церкви-заявителю
отредактировать устав и не отказывать в перерегистрации.

Кроме того, суд постановил, что отказ ГУЮ Москвы от 29 июня 2000 г. был также незаконным. Суд установил, что
все документы, требуемые в соответствии со статьей 11 Закона 1997 г., были приложены к заявлению о
перерегистрации, за исключением документа, подтверждающего существование религиозной группы на данной территории
не менее 15 лет, или документа, подтверждающего ее вхождение в состав централизованной религиозной организации.
Однако суд отметил, что в предоставлении этого документа не было необходимости, поскольку в соответствии с
решениями Конституционного Суда религиозные организации, учрежденные до вступления в силу Закона 1997 г.,
освобождаются от выполнения данного требования.

Суд пришел к выводу, что ГУЮ Москвы «в сущности, прибегло к уловкам с целью уклонения от перерегистрации
церкви-заявителя». Суд указал, что такое уклонение и отказы нарушают права истцов и их товарищей по вере,
гарантированные статьями 29 и 30 Конституции Российской Федерации, поскольку прихожане религиозной организации,
не зарегистрированной в качестве юридического лица, не могут арендовать помещения для проведения религиозных
церемоний и богослужений, приобретать и распространять религиозную литературу, иметь счета в банке, и т.д. Суд
также признал, что отказ в перерегистрации противоречил нормам международного права, в частности, статье 9 и 11
Европейской Конвенции и статье 18 Международного Пакта о гражданских и политических правах (право на свободу
религии или вероисповедания). Суд также подтвердил, что действия ГУЮ Москвы нарушили Принцип 16.3 Итогового
документа Венской встречи 1989 года представителей государств-участников Совещания по безопасности и
сотрудничеству в!
  Европе, в котором предусмотрено, что с целью обеспечить свободу личности исповедовать религию или веру
государства-участники будут «предоставлять по их просьбе объединениям верующих, исповедующих или готовых
исповедовать свою веру в конституционных рамках своих государств, признание статуса, предусмотренного для них в
соответствующих странах». И, наконец, опираясь на статью 7 Декларации ОНН о ликвидации всех форм нетерпимости и
дискриминации на основе религии или убеждений, суд постановил, что «отказ в предоставлении религиозной
организации статуса юридического лица налагает реальные ограничения на право каждого человека исповедовать свою
религию совместно с другими». В заключении суд отметил:

«Таким образом, уклонение органов юстиции от перерегистрации Саентологической Церкви Москвы под надуманными
предлогами противоречит перечисленным выше законам Российской Федерации и международному праву».

Суд признал отказ от 29 июня 2000 г. незаконным и обязал ГУЮ Москвы перерегистрировать церковь-заявителя.

ГУЮ Москвы не опротестовало это решение, и оно вступило в законную силу 19 декабря 2000 г. Однако ГУЮ Москвы
отказалось его выполнить.

27 декабря 2000 г. второй и третий заявители получили в Никулинском межмуниципальном суде г. Москвы
исполнительный лист.

4 января 2001 года церковь-заявитель в шестой раз подала заявление о перерегистрации вместе с исполнительным
листом, согласно которому ГУЮ Москвы было предписано зарегистрировать церковь-заявителя.

2 февраля 2001 года Жбанков вновь оставил заявление о перерегистрации «без рассмотрения», повторив, что
заявители представили неполный комплект документов в нарушение раздела 11(9) Закона 1997 г. При этом не
уточнялось, каких именно документов якобы недоставало.


        (б) Надзорное производство и новое судебное решение   

ГУЮ Москвы обратилось в прокуратуру г. Москвы с ходатайством о вынесении протеста в порядке надзора на
вступившее в силу судебное решение. И протест был вынесен.

Президиум Московского городского суда удовлетворил ходатайство прокурора: 29 марта 2001 г. он отменил решение
от 8 декабря 2000 г. и направил дело на новое рассмотрение. При этом Президиум обосновал свои действия следующим
образом: что касается признания незаконным отказа от 28 января 2000 г., Президиум подверг критике суд первой
инстанции за то, что тот не проверил, соответствуют ли закону поправки, внесенные в представленный 29 декабря
1999 г. для перерегистрации Устав церкви-заявителя. Что же касается отказа от 29 июня 2000 г., Президиум
признал, что книга «Саентология: теория и практика современной религии» не содержит достаточной информации об
основах вероучения и практиках Саентологии, предоставление которой требуется в соответствии со статьей 11.5
Закона 1997 г. А значит, на перерегистрацию был представлен неполный пакет документов. Изучив некоторые
документы, приложенные к ходатайству о вынесении протеста в порядке надзора (не предоставленные заявителям),
Президиум у!
 становил, что ГУЮ Москвы неоднократно обращалось к администрации  г. Москвы с просьбой о проведении
государственной религиоведческой экспертизы церкви-заявителя, однако экспертиза так и не была проведена ввиду
отсутствия средств.

8 июня 2001 г. Верховный суд Российской Федерации отклонил ходатайство церкви-заявителя о вынесении протеста в
порядке надзора на решение Президиума Московского городского суда от 29 марта 2001 г.

7 августа 2001 г. Никулинский межмуниципальный суд г. Москвы вынес новое решение по делу. Суд решил дело в
пользу ГУЮ Москвы, отказав заявителям в удовлетворении их жалобы на отказ в перерегистрации церкви-заявителя.
Суд пришел к выводу, что церковь-заявитель не выполнила требований статьи 11 Закона 1997 г., а именно: (1) к
заявлению о перерегистрации были приложены не оригиналы, а копии устава и свидетельства о регистрации; (2)
книга, представленная церковью-заявителем, не может считаться «информацией об основах вероучения и
соответствующей ему практики религии», и (3) не был представлен документ с указанием юридического адреса
церкви-заявителя.

В суде заявители безуспешно пытались доказать, что ГУЮ Москвы имело в своем распоряжении как оригинал устава и
свидетельства о регистрации, так и документ с указанием юридического адреса церкви-заявителя, поскольку они были
представлены в ГУЮ Москвы вместе с первым заявлением о перерегистрации, и ГУЮ Москвы так эти документы и не
вернуло. Тем не менее, суд пришел к выводу, что «тот факт, что некоторые документы находились в здании ГУЮ
Москвы, не освобождает заявителей от обязанности предоставить на регистрацию полный пакет документов». Суд
заявил, что «все требуемые документы должны представляться единовременно». Заявители также указывают, что, по
всей вероятности, суд не изучил книгу, содержащую основные данные об их религии, поскольку, по их мнению, книга
содержит в себе полную информацию, предоставление которой требуется в соответствии с Законом 1997 г.

26 октября 2001 г. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда поддержала решение от 7
августа 2001 г.

16 января 2002 года заявители подали заявление о перерегистрации в седьмой раз. Во исполнение судебных решений
они включили в свое заявление о перерегистрации следующие документы: (1) оригинал устава и свидетельства о
регистрации; (2) «информацию об основах вероучения и соответствующей ему практики» в виде документа на четырех
страницах вместо книги; и (3) новый документ, подтверждающий юридический адрес.

23 января 2002 года новый заместитель ГУЮ Москвы Сёмин оставил заявление «без рассмотрения». В обоснование
своего отказа Сёмин сослался на истечение срока, предусмотренного в статье 27(4) Закона 1997 года для
перерегистрации, а также на то, что на рассмотрении в районном суде находится гражданский иск о ликвидации
церкви-заявителя (см. ниже).       


        (в) Иск о ликвидации

Имея на руках решение, признающее законным отказ в перерегистрации церкви-заявителя, ГУЮ Москвы подало иск о
ликвидации церкви-заявителя.

30 апреля 2002 г. Никулинский межмуниципальный суд г. Москвы отклонил иск ГУЮ Москвы о ликвидации
церкви-заявителя со ссылкой на решение Конституционного суда Российской Федерации от 7 февраля 2002 года.

18 июля 2002 г. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда поддержала решение
Никулинского межмуниципального суда г. Москвы от 30 апреля 2002 г.

3.      Дальнейшие попытки пройти перерегистрацию   

1 июля 2002 года изменился порядок государственной регистрации юридических лиц. Был создан новый Единый
государственный реестр юридических лиц, а функция внесения записей в этот реестр перешла к Министерству по
налогам и сборам (далее «МНС»). Однако для религиозных организаций был сохранен особый порядок регистрации,
согласно которому орган юстиции продолжал принимать решение о том, регистрировать ли ту или иную религиозную
организацию, а формальное рассмотрение одобренного заявления о регистрации отошло к МНС. Все существующие
организации должны были представить в местные налоговые органы обновленную информацию о себе не позднее 31
декабря 2002 года.

11 июля 2002 года церковь-заявитель в восьмой раз подала в ГУЮ Москвы заявление о перерегистрации, на этот раз
– в соответствии с новым порядком.

9 августа 2002 года ГУЮ Москвы опять оставило заявление без рассмотрения, вновь указав на то, что срок
перерегистрации, установленный статьей 27(4) Закона 1997 г., истек.

Никулинский районный суд отклонил иск ГУЮ Москвы о ликвидации Церкви, и это решение было оставлено в силе
Московским городским судом. После этого, 24 сентября 2002 г., церковь-заявитель обратилась с девятым заявлением
о перерегистрации. В этот же день церковь- заявитель представила данные, требуемые в соответствии с новым
порядком регистрации, в местный регистрирующий орган – межрайонную налоговую инспекцию г. Москвы № 39 (далее –
«Налоговая инспекция»).

В ответ на письмо второго заявителя, датированное 2 сентября 2002 г.,  начальник ГУЮ Москвы Буксман направил
ответное письмо, датированное 2 октября 2002 г. В нем, в частности, говорилось:

«…существует ситуация, когда, с одной стороны, Главному управлению Министерства юстиции Российской Федерации по
г. Москве отказано в иске о ликвидации Вашей религиозной организации, с другой – тот же суд признал законным
наши решения об оставлении без рассмотрения заявлений и документов о перерегистрации этой организации, а
установленный законом срок для перерегистрации истёк». 

23 октября 2002 года ГУЮ Москвы оставило девятое заявление церкви-заявителя «без рассмотрения». В своем отказе
ГУЮ Москвы сослалось на письмо Буксмана от 2 октября 2002 г., заявив, что ГУЮ Москвы не может перерегистрировать
церковь-заявителя, поскольку срок перерегистрации истек.

29 октября 2002 г. Налоговая инспекция внесла церковь-заявителя в Единый государственный реестр юридических лиц
и выдала ей соответствующее свидетельство.

24 декабря 2002 г. церковь-заявитель обратилась с заявлением о перерегистрации в десятый раз, приложив к
заявлению свидетельство о регистрации, выданное Налоговой инспекцией.

24 января 2003 г. ГУЮ Москвы оставило без рассмотрения десятое заявление Церкви о перерегистрации, вновь
указав, что срок перерегистрации истек.

4. Новые судебные разбирательства

24 апреля 2003 г. церковь-заявитель обратилась в Пресненский районный суд с новой жалобой на продолжающийся
отказ ГУЮ Москвы перерегистрировать церковь-заявителя. Представители Церкви заявили, среди прочего, что действия
ГУЮ Москвы нарушают право Церкви и ее членов на свободу религии и объединения. Церковь-заявитель также
представила суду свидетельство о регистрации, выданное Налоговой  инспекцией, и решение Конституционного суда
Российской Федерации от 7 февраля 2002 г.
 
После нескольких перерывов в заседании, вызванных неявкой представителей ГУЮ Москвы в суд, 1 сентября 2003 г.
Пресненский районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении жалобы Церкви. Суд постановил, что Закон 1997 года
не предусматривает возможность перерегистрации религиозных организаций, пропустивших предусмотренный для этого
срок.

22 января 2004 года Московский городской суд отменил решение Пресненского суда от 1 сентября 2003 года и вернул
дело в первую инстанцию. Суд постановил:

«…Тот факт, что организация не прошла перерегистрацию в течение установленного срока, не может служить
основанием для отказа в регистрации изменений и дополнений в уставе… религиозной организации по истечении
указанного срока.

Отказ в регистрации изменений и дополнений в учредительных документах религиозной организации ограничивает
права организации и, следовательно, права ее членов самостоятельно определять законные условия своего
существования и деятельности».     

После двух отсрочек рассмотрения дела, вызванных неявкой представителей ГУЮ Москвы в суд, в настоящее время
дело находится на рассмотрении в Пресненском районном суде г. Москвы. 

5. Дальнейшее развитие ситуации

2 сентября 2003 г. Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций РФ (далее по
тексту – «Министерство СМИ») отказалось удовлетворить заявку церкви-заявителя от 1 июля 2003 г. о регистрации
газеты «Религия, право и свобода». В решении, не содержащем никаких юридических оснований для отказа, было
сказано:

«Сообщаем вам, что после завершения судебного процесса между [церковью-заявителем] и [ГУЮ Москвы], т.е., после
вступления решения в законную силу, организация сможет еще раз обратиться с заявлением о регистрации газеты
«Религия, право и свобода».

Заявители не обжаловали этот отказ в судебном порядке.


Б. Нормы внутригосударственного права, распространяющиеся на данное дело

Информацию о нормах внутригосударственного права, распространяющихся на данное дело, можно почерпнуть из
решения по делу Российского отделения «Армии Спасения» против России, № 72881/01, 24 июня 2004 года.

ПРЕТЕНЗИИ

1.      Со ссылкой на статью 6(1) Конвенции, заявители утверждают, что им было отказано в праве на справедливое
разбирательство дела с вынесением окончательного решения в разумный срок. Ссылаясь на дело Брумареску против
Румынии, заявители указывают на нарушение принципа правовой определенности, поскольку председатель Московского
городского суда использовал свои полномочия осуществлять надзорное производство для того, чтобы отменить
окончательное решение, вступившее в законную силу, по которому был издан исполнительный лист.
2.      Со ссылкой на статью 11 Конвенции, заявители утверждают о наличии нарушения их права на свободу
объединения. Они заявляют, что были лишены возможности зарегистрировать церковь-заявитель в качестве
юридического лица в результате произвольных и необоснованных отказов ГУЮ Москвы.
3.      Со ссылкой на статью 9 Конвенции, заявители утверждают, что отказ в предоставлении церкви-заявителю
статуса юридического лица серьезным образом ограничил и уменьшил возможность заявителей осуществлять их право на
свободу вероисповедания, поскольку в соответствии с Законом 1997 г. только зарегистрированные в надлежащем
порядке религиозные организации обладают широким спектром гражданских прав, необходимых для свободного
исповедания религии (например, право строить молитвенные дома, распространять религиозную литературу, и т.д.)
4.      Со ссылкой на статью 10 Конвенции, заявители утверждают, что, будучи лишенными статуса юридического
лица, они не могут распространять религиозную литературу и приглашать иностранных граждан для участия в службах
и чтения проповедей, что равносильно нарушению их права на получение информации.
5.      Со ссылкой на статью 14 Конвенции, взятую отдельно или в сочетании со статьями 9, 10 и 11, заявители
утверждают, что они подверглись дискриминации, и что церкви-заявителю было отказано в перерегистрации под
предлогом, носящим предвзятый характер, который никогда не использовался для того, чтобы помешать
перерегистрации православных или иных признанных религиозныхорганизаций.

ПРАВО

1.      Со ссылкой на статью 6(1) Конвенции, заявители утверждают о том, что окончательное судебное решение
было отменено в рамках надзорного производства. Соответствующий раздел Статьи 6(1) Конвенции звучит следующим
образом:

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях … имеет право на справедливое … разбирательство
дела … судом…»

Суд хочет напомнить, что отмена окончательного судебного решения, вступившего в законную силу, в рамках
надзорного производства, может стать предметом спора в соответствии со Статьей 6(1) Конвенции (см. дело Рябых
против России, № 52854/99, пар. 55, ECHR 2003-X). Однако Суд отмечает, что отмена окончательного судебного
решения представляет собой кратковременное, чрезвычайно непродолжительное деяние, не создающее продолжающейся
ситуации, даже если это действие влечет за собой пересмотр дела в порядке надзора (см. решение по делу Сардина
против России, № 69582/01, 12 февраля 2004). В данном деле окончательное решение было отменено 29 марта 2001
года, т.е., более чем за 6 месяцев до дня подачи жалобы в Европейский Суд, т.е., до 24 апреля 2002 года.

Следовательно, в этой части жалоба была подана в нарушение сроков подачи жалоб в Европейский Суд и должна быть
отклонена в соответствии со Статьями 35(1) и 35(4) Конвенции.

2.      Со ссылкой на статьи 9, 10, 11 и 14 Конвенции, заявители утверждают о том, что церковь-заявитель была в
произвольном порядке лишена юридического статуса в результате отказа в перерегистрации церкви как религиозной
организации. Статья 9 Конвенции гласит:

«1. Каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или
убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным
или частным порядком, в богослужении, обучении, отправлении религиозных и культовых обрядов.

Свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, которые предусмотрены законом и
необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка,
здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц».

Статья 10 Конвенции гласит:

«1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и
свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и
независимо от государственных границ.

2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными
формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в
демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного
порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты
репутации или прав других лиц…»

Статья 11 Конвенции гласит:

«1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими…

2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и
необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях
предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других
лиц…»

Статья 14 гласит:

«Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни
было дискриминации по признаку … религии, политических или иных убеждений … или по любым иным признакам».


Доводы сторон

        Аргументы Правительства

Правительство считает, что в данном случае не имеет места никакого вмешательства в право заявителей на
объединение, поскольку в настоящее время церковь-заявитель является легитимно действующей религиозной
организацией, обладающей полной правоспособностью юридического лица. 10 августа 2002 года церковь-заявитель была
внесена в Единый государственный реестр юридических лиц, и в настоящее время продолжает свою деятельность. Кроме
того, в Никулинский районный суд г. Москвы 30 апреля 2002 г. при рассмотрении дела по иску ГУЮ г. Москвы о
ликвидации церкви-заявителя заявителями в качестве доказательства представлены бухгалтерские балансы и
распоряжения глав районных управ о разрешении проведения акций церкви-заявителя. Данные материалы положены в
основу решения Никулинского районного суда г. Москвы об отказе ГУЮ г. Москвы в ликвидации церкви-заявителя и
доказывают, что организация осуществляет в полном объеме финансовую, хозяйственную и иную деятельность. По
мнению Правительства, ц!
 ерковь-заявитель не может иметь статус «жертвы» только потому, что она не желает приводить свои учредительные
документы в соответствие с  требованиями российского законодательства.

Кроме того, Правительство утверждает, что в данном деле не усматривается нарушения права заявителей на свободу
религии или каких-либо ограничений этого права. Санкция, наложенная на заявителей, «не была суровой и
мотивировалась не религиозными факторами, а неповиновением закону и нарушением административной процедуры».
Правительство утверждает, что заявителями не приводится никаких доказательств в пользу нарушений в отношении
прав на свободу совести и религии.

Наконец, в обоснование судебного решения от 7 августа 2001 года Правительство отмечает, что решение оставить
заявление о перерегистрации «без рассмотрения» по той причине, что церковь-заявитель представила неполный
комплект документов, «основано на требованиях закона» и, следовательно, церковь-заявитель не лишена возможности
вновь обратиться с соответствующим заявлением для государственной перерегистрации, что, по мнению Правительства,
является подтверждением отсутствия дискриминации в отношения заявителей.


        Аргументы заявителей

Заявители считают, что утверждения Правительства о том, что церковь-заявитель обладает «полной
правоспособностью юридического лица» и «осуществляет в полном объеме финансовую, хозяйственную и иную
деятельность», являются ложными. В результате отказа ГУЮ Москвы, поддержанного решением Пресненского суда 1
сентября 2003 года, церковь-заявитель, если можно так выразиться, «застряла в 1994 г.», навсегда лишенная
возможности вносить изменения в свои учредительные документы (а значит, изменить свои цели, структуру и
внутреннее устройство) в соответствии с законом и своими меняющимися потребностями. Например, церковь-заявитель
лишена возможности внести в свой устав положение о праве церкви основывать культовые здания и сооружения, ввести
новый порядок выборов и отстранения от должности своего Президента. Кроме того, Министерство СМИ отказало
церкви-заявителю в регистрации ее газеты именно на основании сохраняющейся неопределенности в отношении прав
церкви-заявителя, ставшей результа!
 том отказа в перерегистрации. В этой связи регистрация церкви-заявителя в Едином государственном реестре
юридических лиц была осуществлена в результате проведения внутренних административных реформ и не является
перерегистрацией с точки зрения Закона 1997 г.

Далее, заявители утверждают, что заявление Правительства о «нежелании» заявителей внести изменения в
учредительные документы звучит по меньшей мере неискренне. Обратившись десять раз подряд в ГУЮ Москвы с
заявлением о перерегистрации, заявители ни разу не отказались от выполнения предъявляемых им требований,
«предписанных законом» или иным образом. Невозможность уложиться в срок, установленный для перерегистрации, была
напрямую связана с упорным нежеланием ГУЮ Москвы предоставить четкое объяснение своим отказам перерегистрировать
церковь-заявителя. Более того, отказ ГУЮ Москвы выполнить предписания исполнительного листа является особенно
серьезным нарушением, поскольку Министерство юстиции РФ отвечает в России за осуществление надзора за службой
судебных приставов и исполнительным производством. Правительство не представило никаких «убедительных и
неопровержимых доводов» в пользу продолжающегося отказа перерегистрировать церковь-заявителя. В то же самое
время основания, указ!
 анные в решении Никулинского районного суда от 7 августа 2001 г., не были «предусмотрены законом», поскольку
закон не предписывает подавать документы единовременно или представлять информацию «об основах вероучения»  в
какой-то особой форме.

Наконец, Правительство заявило о том, что «церковь-заявитель не лишена возможности вновь обратиться с
соответствующими документами» для государственной перерегистрации организации, и что это «является
подтверждением отсутствия дискриминации». По мнению заявителей, это утверждение обманчиво и не соответствует
фактам. Якобы имеющаяся у заявителей «возможность вновь обратиться» с документами для государственной
перерегистрации лишена всякого смысла, поскольку ГУЮ Москвы заявило как минимум в пяти случаях за те 19 месяцев,
что предшествовали представлению объяснения Правительства в Суд, что церковь-заявитель навсегда лишена
возможности пройти перерегистрацию, поскольку срок, предусмотренный для перерегистрации, истек. Заявители
утверждают, что даже самый беспристрастный анализ фактов свидетельствует о целенаправленном решении
Правительства отказать в перерегистрации конкретным религиозным организациям, в число которых входит и
церковь-заявитель, несмотря на отсутствие «объективн!
 ых и достаточных оснований» для отказа в перерегистрации.


Оценка Суда

Приемлемость жалоб, поданных отдельными заявителями

Что касается второго и третьего заявителей, нужно отметить, что Суд может принимать заявления от лиц,
утверждающих, что они являются жертвами нарушения прав, закрепленных в Конвенции. Однако в данном деле Суд
находит, что заявители обжалуют отказ властей своего государства перерегистрировать церковь-заявителя, а также
обусловленное этим отказом вмешательство в права церкви-заявителя на свободу религии, самовыражения и
объединения. Никаких заявлений о том, что церковь-заявитель не обладает правоспособностью самостоятельно подать
заявление в Европейский Суд, сделано не было.

В этой связи Суд находит, что второй и третий заявители не могут утверждать, что они являются жертвами
нарушения, обусловленного действиями властей своего государства, которые затрагивают церковь-заявителя как
таковую (см. дело Святые монастыри против Греции, 13092/87 и 13984/88, решение Комиссии от 5 июня 1990 года).

Таким образом, в той мере, в какой это касается второго и третьего заявителей, настоящая жалоба несовместима
ratione personae [1] с положениями Конвенции по смыслу Статьи 35(3) и подлежит отклонению в соответствии со
Статьей 35(4) Конвенции.


Приемлемость жалобы, поданной церковью-заявителем

Что касается жалобы, поданной церковью-заявителем, то в свете представленных сторонами объяснений Суд считает,
что в настоящей жалобе поднят серьезный вопрос факта и права в соответствии с Конвенцией, разрешение которого
требует рассмотрения дела по существу. Таким образом, Суд приходит к выводу, что эта жалоба не является явно
необоснованной по смыслу Статьи 35(3) Конвенции. Никаких иных оснований для признания жалобы неприемлемой
установлено не было.

В связи с этим Суд единогласно, без вынесения решения по существу, объявляет приемлемой жалобу церкви-заявителя
на отказ властей государства перерегистрировать ее в качестве юридического лица.

В оставшейся части Суд объявляет жалобу неприемлемой.

Сёрен Нильсен,                                                  Кристос Розакис,
Регистратор                                                             Председатель

 
Европейский суд по правам человека - жалобы. Юридические услуги по составлению жалоб в Европейский суд по правам человека. © 2004 Все права защищены.
Регистрация товарного знака Лицензии связи, Регистрация фонда   Регистрация СМИ быстро   Право Европейского Союза и европейское право   Регистрация СМИ надежно : регистрация газеты, регистрация сайта как СМИ, регистрация радио.
Rambler's Top100